Венецианский кинофест: страсти Латинской Америки и хаос Восточной Европы

Фильмы, о которых чаще всего писали обозреватели Венецианского кинофестиваля этого года, в итоге остались на втором плане. Когда листаешь список победителей киносмотра, то словно знакомишься с совершенно другим фестивалем. О картинах, которые на нём в итоге победили, в ходе форума критики писали вскользь. А ленты живых классиков Александра Сокурова, Ежи Сколимовского и Марко Беллоккьо, считавшиеся фаворитами, остались без основных наград.

Впервые в истории кинофорума «Золотого льва» удостоился латиноамериканский фильм. Туда же отправился и приз за лучшую режиссуру. Это лишний раз обозначило фестивальную моду последних лет на страны малых кинематографий.

С другой стороны, именитый кинофорум продолжил свою негласную тенденцию первооткрытий: в прошлом году на Мостре впервые триумфовал шведский фильм, а ещё годом ранее на нём впервые победила документальная лента.

Венесуэльский фильм-победитель Лоренцо Вигаса «Оттуда» («Издалека») стал полнометражным дебютом в карьере молодого кинематографиста. Лента рассказывает о состоятельном мужчине, который платит молодым людям за близкое общение, не предполагающее интимной близости. Но наступает день, когда к одному из таких парней мужчина начинает чувствовать привязанность. Молодой человек отвечает взаимностью. Это приводит к трагической развязке.

 

 

Критики увидели в этом сюжете вариацию на миф об Эдипе. Главные герои картины борются прежде всего с фатумом, а не просто с устоями социума или личной страстью.

Второй латиноамериканский фильм, удостоенный одной из главных наград киносмотра, — «Клан» Пабло Траперо. Аргентинская картина завоевала «Серебряного льва» за режиссуру. У себя на родине лента стала прокатным хитом. И даже если бы не получила престижной награды в Венеции, всё равно закрепилась бы в истории как фильм-рекордсмен аргентинского бокс-офиса.

«Клан» основан на реальных событиях и повествует о добропорядочной, на первый взгляд, семье. Седовласый глава семейства и заботливая мать воспитывают сыновей, один из которых учится за границей, другой — талантливый спортсмен. Но по мере развития сюжета оказывается, что семейка регулярно похищает людей, пряча их у себя в подвале, чтобы получить выкуп. Лихой криминал в «Клане» сочетается с щемящей драматичностью.

 

 

Одним из считанных призёров Венецианского кинофеста этого года, за который порадовались даже самые чванливые критики, стала анимация Чарли Кауфмана и Дьюка Джонсона «Аномализа».

Новое творение автора «Вечного сияния чистого разума» и «Быть Джоном Малковичем» рассказывает о двух скучных обывателях. Это не только выражается вялым течением жизни протагонистов, но и подчёркивается тем, что они — марионетки. К тому же сюжет картины переполнен бытовыми подробностями.

Вкратце сюжет анимации таков: немолодой Майкл летит в другой город, чтобы прочитать лекцию. Там он знакомится с неказистой и простодушной Лизой. Между ними вспыхивает роман. Потом Майкл возвращается домой, в семью, и вновь погружается в вялую жизнь скучного клерка.
Словом, причин, чтобы поставить на этой ленте «крест», более чем достаточно. Однако все, кому посчастливилось её посмотреть, разразились хвалебными рецензиями.

«Мы, человеки, живем по кукольным законам, живем по инерции, без божества и вдохновенья…» — спроецировал мир экранных марионеток на живых людей критик Валерий Кочин.

Сюжет и форма этой ленты словно специально упрощены, дабы скорее заставить зрителя искать в ней второе дно. Ведь без подобной игры с парадоксами не обходится ни одно творение Чарли Кауфмана.


Кадр из «Аномализы»

Наряду с вышеупомянутыми латиноамериканскими фильмами практически незаметно на фестивале прошёл показ турецкой ленты Эмина Элпера «Безумие». В итоге картина удостоилась Специального приза жюри.

В центре сюжета ленты — история двух братьев, одного из которых досрочно выпускают на свободу после 20 лет заключения. Вместе они пытаются выжить на фоне политического насилия в Стамбуле.

 

 

Лишь одна из ключевых наград киносмотра осталась в Италии. «Кубок Вольпи» за лучшую женскую роль в картине «Ради тебя» завоевала Валерия Голино.

Она снялась почти в сотне фильмов, наиболее известные из которых «Человек дождя» и «Фрида». В карьере Голино это уже вторая актёрская награда на Венецианском кинофестивале. Впервые этот приз она получила в 1986 году за фильм «История любви». Кроме неё, дважды получить столь престижную награду удавалось лишь 12 актёрам за всю историю киносмотра.


Кадр из фильма «Ради тебя»

Пожалуй, ни разу за все 72 года своего существования Венецианский кинофестиваль не оставлял без наград французское кино. На этот раз, кроме награды за вышеупомянутое «Безумие», снятое в копродукции с Францией, на родину братьев Люмьер отправились также призы за лучший сценарий и лучшую мужскую роль. Оба получила картина Кристиана Венсана «Горностай».

Герой ленты — строгий судья, приговоры которого всегда превышают 10 лет. Но однажды на заседании суда в качестве свидетеля появляется женщина, которую он когда-то любил. Мысль о том, что она — возможно, единственная, благодаря кому он это чувство испытал, заставляет судью измениться.

Главную роль в «Горностае» сыграл загадочный флегматик Фабрис Лукини. Несмотря на то, что он снялся в семи десятках фильмов, среди которых были такие прокатные и фестивальные хиты, как «Астерикс и Обеликс в Британии» (2012), «В доме» (2012), «Париж» (2008), киномир не особо жаловал его талант. Будучи девять (!) раз номинированным на получение «Сезара» (т. н. французский «Оскар»), он удостаивался этой награды лишь единожды. Других более престижных наград в его карьере не было. Так что венецианский «кубок Вольпи» в этом году отчасти сглаживает эту несправедливость.


Кадр из фильма «Горностай»

А лучшим молодым актёром на фестивале признали Абрахама Атту, пятнадцатилетнего парня из Ганы. Он сыграл главную роль в ленте «Безродные звери», рассказывающей о насилии на Чёрном континенте. Что ж, запомним Абрахама. Возможно, вскоре мы встретим его в новых, ещё более впечатляющих фильмах.


Кадр из фильма «Безродные звери»

По мнению отдельных обозревателей кинофорума, в решении наградить подростка-дебютанта из Африки «прощупывается» реверанс перед модной нынче в Европе политкорректностью по отношению к иммигрантам.

Новое творение Тома Хупера («Король говорит!», «Отверженные») под названием «Девушка из Дании» оставили без наград, очевидно, потому, что лента заточена скорее под «Оскар», нежели под призы европейских кинофорумов. В картине затрагивается тема гомосексуализма и смены полов, вышедшая на новый виток популярности в связи с легализацией в этом году в США однополых браков.

Да и появление сразу двух фильмов-победителей, посвящённых парням с нетрадиционной ориентацией, могло бы вызвать вопросы к предпочтениям самих членов жюри.

 

 

Постсоветские страны на этот раз представили на фестивале документальные фильмы. Сергей Лозница показал фильм «Событие» о путче 1991-го, а Евгений Афинеевский «Зиму в огне» о Евромайдане. Гениальность первого и запоздалость второго отмечали многие.

 

 

В нашем регионе снимаются сотни фильмов в год (учитывая короткий и полный метр, а также анимацию, игровое и документальное кино). И то, что из всех этих лент выбрали именно две документальные картины, объясняется тем, что документация нашей реальности интересует европейских киноманов больше, чем её интерпретация в игровом кино. И дело здесь не в том, что наш регион напоминает пороховую бочку, за которой всегда интересно понаблюдать издалека. А в том, что европейцы привыкли видеть наши края таковыми: неспокойными, военизированными, заполитизированными, «толпящимися»…

 

 

«Зима в огне» стала седьмым украинским фильмом в истории Венецианского киносмотра. А предыдущие шесть это:

«Кислородный голод» (1991) Андрея Дончика,
«Тир» (2001) Тараса Томенко,
«Настройщик» (2004) Киры Муратовой,
«Женщины без мужчин» (2009) Ширин Нешат,
«Земля Забвения» (2011) Михаль Боганим,
«Венецианские стансы» (2013) Оксаны Чепелик.

В этом скудном списке из семи фильмов лишь пять показывают украинские реалии. Так что шансов изменить в ближайшие годы отношение европейского зрителя к нашему кино и к нам самим практически нет.

И пока мы всерьёз не задумаемся о своей реальности и не попытаемся переосмыслить её в кино, мы будем вынуждены размышлять о чужих проблемах. В данном случае — о проблемах тех стран, чьи фильмы победили на фестивале.

About the author /


Post your comments